«Умный экспорт»:
как вырастить целое поколение экспортеров

Долгосрочный рост экономики страны возможен лишь при условии развития «полностью не сырьевого», технологичного экспорта. Пока доля такой продукции не превышает 15%. Но в России растет число компаний из сектора малого и среднего бизнеса, которые тянутся на внешние рынки.

Вопросы эксперта

Несмотря на внутренние сложности и введенные против страны в прошлом году санкции, Россия по-прежнему является одним из крупнейших игроков в мировой торговле. В прошлом году экспорт из страны составил почти $500 млрд. Нетрудно догадаться, что значительная часть этой суммы приходится на продажи углеводородов: по данным Росстата, экспорт сырой нефти и газа из страны в прошлом году составил $153,8 млрд и $54,7 млрд соответственно. То есть только на эти две позиции пришлось около 42% экспорта. А что тогда еще 58%?

С одной стороны, доля нетопливного экспорта в 58% внушает оптимизм. С другой, эти 58% крайне неоднородны. В них входят и высокотехнологичные товары, по которым Россия в состоянии конкурировать с американскими и европейскими компаниями, и продукты, представляющие собой переработанное сырье с не такой уж высокой добавленной стоимостью.
И на последние приходится большая часть этих 58%.

Что, кроме нефти и газа, мы экспортируем

Объем экспорта черных и цветных металлов из России превышает $40 млрд. Встречаются и по-настоящему высокотехнологичные производства. Такие как, например, «ВСМПО-Ависма» — один из крупнейших в мире поставщиков титана и изделий из него, который обеспечен заказами со стороны Airbus и Boeing уже на несколько лет вперед. Или Челябинский трубопрокатный завод, который больше похож на лабораторию.

Другой крупной экспортно ориентированной отраслью является химическая промышленность. В этом секторе Россия экспортирует метанол, аммиак, некоторые пластмассы и, конечно, удобрения. Их экспорт в прошлом году превысил $11 млрд, и по этому показателю Россия стала вторым игроком в мире. В целом продажи продукции химической промышленности на внешних рынках в прошлом году составили $29,1 млрд.

Продажи сырья и металлов — это само по себе результат использования самых высоких технологий. Чтобы добыть сырье в экстремальном климате и доставить его за тысячи километров, требуются фантастические усилия, материалы, механизмы и технологии, которыми обладают только наиболее развитые страны. Но проблема с сырьевым экспортом в том, что соответствующие рынки очень нестабильны.

Опыт развивающихся стран, которые успешно реформировали экономику, вошли в число преуспевающих и увеличивают свой вес в мире, показывает, что в последние десятилетия путь к процветанию — это наращивание экспорта, причем с высокой добавленной стоимостью. Все «азиатские тигры» процветают благодаря внешней торговле. Даже если страна не может конкурировать по стоимости производства с тем же Китаем, для нее открыт экспорт услуг — от колл-центров до научно-исследовательских работ и от создания программного обеспечения до киноиндустрии. Свою нишу можно найти везде. Много маленьких ниш, найденных экспортерами, — и уже целая страна на пути к более устойчивому развитию. Этот пусть прошли многие страны. Он же становится все более актуальным для России сейчас — когда волатильность сырьевых рынков подрывает стабильность экономики.

Долгосрочный рост экономики страны возможен лишь при условии развития «полностью не сырьевого», технологичного экспорта. Пока доля такой продукции не превышает 15%.

Высокие технологии и большие корпорации

Тяжелое машиностроение

В прошлом году страна продала на внешних рынках машин и оборудования на $26 млрд. Большая часть этой суммы приходится на продукцию тяжелого машиностроения. Например, «Уралмаш» продает оборудование для горнорудных и транспортных компаний. Экспортные поставки идут в страны Ближнего Востока, СНГ, Западной Европы, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки.

Группа «Силовые машины» поставляет оборудование для тепловых, газовых и гидроэлектростанций более чем в 50 стран, в числе которых Аргентина, Бразилия, Сербия, Вьетнам.

Возвращаются из небытия российские производители гражданской авиатехники. Здесь большие надежды возлагаются на пассажирский самолет Sukhoi Superjet 100 (SSJ-100). Например, 20 лайнеров уже закупила мексиканская авиакомпания InterJet. Авиакомпания предпочла российскую модель продукции бразильской Embraer и канадской Bombardier. Сейчас идет работа по организации лизинговой компании в Китае, которая могла бы помочь вести продажи на местном рынке.

Продукция 'Силовых машин'

Еще один перспективный внешний рынок, где российская продукция занимает уверенные позиции, — производство космических аппаратов и их последующий запуск. В прошлом году страна провела шесть коммерческих запусков и собрала для иностранных заказчиков три спутника. В 2015 году Роскосмос планирует вывести на орбиту четыре спутника европейской навигационной системы Galileo.

Если мы посмотрим на успешные примеры экспортных поставок, то увидим, что практически всегда экспортером выступает крупная или очень крупная корпорация, часто с государственным участием. Пока что в основном у таких компаний были ресурсы — финансовые, административные, юридические — для выхода на внешние рынки. Некоторые из них сохранили позиции экспортеров еще с советских времен. Количество таких компаний-экспортеров ограниченно. Это значит, что и объемы несырьевого и особенно высокотехнологичного экспорта будут ограниченны. Принципиально изменить ситуацию можно, только если радикально расширить список компаний, которые могут выходить на внешние рынки.

Программы поддержки экспортеров в России действуют давно, а громкие слова о необходимости такой поддержки произносятся еще дольше. Но так уж получилось, что только в последние годы стали предприниматься серьезные шаги в этом направлении. А в текущем году, пожалуй, сделано больше, чем за все предыдущие годы. Не исключено, что того потребовала со всей настойчивостью экономическая ситуация в стране и мире.

В конце июня в структуре Внешэкономбанка был создан Российский экспортный центр, призванный оказывать экспортно ориентированным компаниям как финансовые, так и нефинансовые услуги в режиме «одного окна». Он помогает предприятиям осуществлять различные экспортные операции, которые сложны не только из-за необходимости работать с законодательством и лицензированием в других странах, но и из-за российских довольно сложных процедур. Процедуры эти, кстати, принялись упрощать в соответствии с дорожной картой поддержки экспорта, принятой в 2014 году. За финансовый блок поддержки в рамках Центра будут отвечать Росэксимбанк и ЭКСАР.

То, что экспортерам требуется поддержка, не стыдно и не идет в разрез с принципами свободной конкурентной экономики. Необходимость играть на чужом поле всегда заставляла искать точки опоры и дополнительные ресурсы.

На мировом рынке компаниям приходится конкурировать не только за счет качества и характеристик своих продуктов, но и за счет эффективности выстраивания системы продаж. Одно из важнейших требований при работе на глобальных рынках — готовность поставлять свои товары и услуги в кредит.

Некоторые компании, например General Electric, создают для этого собственные финансовые подразделения, основная цель которых — кредитование потенциальных клиентов. Если кто-то приобретал иномарку в кредит, то с высокой вероятностью заем предоставлялся банком, который работает под тем же брендом, что автопроизводитель. Это случай, когда клиента кредитуют на потребительском уровне. Но примерно те же механизмы и та же мотивация — сделать предложение более привлекательным за счет выгодного кредита — двигают и создателями банков, которые кредитуют целые корпорации под экспортные контракты.

«Эксимбанки» мира

Почти в каждой значимой стране есть экспортные службы и агентства, основная цель которых — стимулирование национального экспорта всеми доступными способами. Например, в США эту роль играет американский государственный Экспортно-импортный банк (Ex-Im Bank). Кредитная организация часто сотрудничает с различными классами игроков, с которыми по каким-то причинам не работают коммерческие банки (или предлагают слишком высокие проценты).

Свои «эксимбанки» появились во множестве стран, как развитых, так и развивающихся. Все в той или иной степени оказывают поддержку производителям. Их действия заметны на российском рынке. Например, в прошлом году российская группа «ФосАгро» привлекла кредит в $440 млн на строительство новых мощностей с помощью японского агентства по страхованию экспорта и инвестиций NEXI (в проекте использовалось японское оборудование, под которое «ФосАгро» и получило льготный кредит). Другим примером подобной сделки стало получение «Сибуром» доступа к кредитной линии в €1,575 млрд от немецкого экспортно-кредитного агентства Euler Hermes. Российская компания направит эти средства на оплату услуг немецких подрядчиков, привлеченных к строительству комплекса «Запсибнефтехим». В обоих случаях покупателей привлекло то, что экспортные агентства готовы кредитовать их под пониженный процент, лишь бы стимулировать экспорт своей национальной продукции.

В России, где уже несколько лет существует свой «эксимбанк», такая работа тоже ведется. Но, пожалуй, должный темп ей был придан только недавно. «Около двух лет назад к поддержке экспорта стали относиться действительно серьезно, — говорит председатель правления Росэксимбанка Дмитрий Голованов. — Было решено объединить все меры по поддержке экспортеров в своего рода кулак — Российский экспортный центр, объединяющий несколько организаций, которые оказывают экспортерам всестороннюю поддержку в рамках единых KPI, единых задач». Росэксимбанк входит в эту структуру и отвечает за кредитование экспорта и страхование (когда сделка заключается под гарантии Росэксимбанка).

Как и другие иностранные экспортные структуры, Росэксимбанк готов выдать заем напрямую или через аккредитив иностранному покупателю российской продукции. При необходимости банк также готов прокредитовать зарубежную кредитную организацию, которая, в свою очередь, выдаст заем фирме — покупателю российских товаров. Банк занимался этим и прежде, но сейчас несколько вещей меняются принципиально.

«Мы сейчас можем предложить линейку кредитных продуктов — как в розничном банкинге, — говорит Голованов. — Когда клиент видит, какие продукты доступны и по каким критериям. Зная, что удовлетворяет условиям, он может смело действовать, потому что процедура выдачи во многом унифицирована». Это позволит сильно облегчить жизнь экспортерам, особенно из числа тех, кто не обладает огромными финансовыми отделами с международным опытом: им, для того чтобы подать заявку, для начала достаточно заполнить анкету из десяти пунктов. И здесь второе важное новшество: программы Росэксимбанка начинают все больше ориентироваться на предприятия средние, а в перспективе, возможно, и малые. На привлечение таких компаний, на многократное увеличение круга российских экспортеров нацелена вся создающаяся сейчас система: от юридических консультаций и работы торговых представителей до участия в ярмарках и от сокращения бюрократических процедур до выдачи кредитов. «Мы призваны создать новое соотношение между сырьевым и несырьевым экспортом, между крупными экспортерами и компаниями из разряда малых и средних предприятий», — подчеркивает Голованов.

Росэксимбанк готов выдать заем напрямую или через аккредитив иностранному покупателю российской продукции. При необходимости банк также готов прокредитовать зарубежную кредитную организацию, которая, в свою очередь, выдаст заем фирме — покупателю российских товаров.

Однако только кредитованием потенциальных иностранных покупателей ассортимент продуктов Росэксимбанка не ограничивается. Банк готов кредитовать и российские компании, если это финансирование пойдет на производство товаров для зарубежного рынка. С помощью такого займа компания-экспортер, например, может привлечь дополнительный оборотный капитал или профинансировать расходы по текущим экспортным поставкам. Важно то, что потенциальный заемщик сможет самостоятельно выбрать оптимальную для него валюту займа и при этом ставки все равно будут низкими.

Режим наибольшего благоприятствования обеспечивается высокотехнологичной продукции. В августе стартовала совершенно новая программа, в рамках которой экспортеры получат кредиты по невиданным в России ставкам. Если для просто несырьевых экспортных контрактов кредитование может осуществляться под 7—8% в валюте, то сейчас, если речь о кредитовании высокотехнологичной компании, ставки начинаются от 1% в валюте. Несмотря на то, что программа только стартовала, уже возникла очередь из желающих получить заем на таких условиях. Очередь из высокотехнологичных компаний — это вообще что-то новое для России. Казалось бы, не так уж их много, и все практически — крупные.

Но в стране действительно растет число компаний из сектора малого и среднего бизнеса, которые тянутся на внешние рынки (тем более что сейчас девальвация рубля сделала российскую продукцию гораздо более конкурентоспособной).

Новые экспортеры

Примером классического высокотехнологичного экспорта является компания «Т-Платформы». В мае этого года она смогла договориться о поставке собственного суперкомпьютера немецкому вычислительному центру Юлиха. Сумма сделки составила €17 млн.

Даже если компании производят не условные айфоны или суперкомпьютеры, а продукты более будничные и знакомые, в основе их лежат оригинальные научные разработки: они рождают инновации, создают добавленную стоимость. Например, питерская компания «Технониколь» поставляет на зарубежные рынки различные высококачественные строительные материалы: гибкую черепицу, каменную вату для теплоизоляции, материалы для кровель. Начав работать на рынке Финляндии, компания постепенно расширила географию своего бизнеса до всей Скандинавии и Прибалтики, а недавно также начала поставки в Великобританию и США. Сейчас на экспортные рынки приходится до 20% продаж.

В очереди на участие в новой программе поддержки и подобные компании, и даже компании, занимающиеся экспортом услуг, например, они создают программное обеспечение для зарубежных партнеров или продают собственный программный продукт. Это, опять же, необязательно какая-то знаменитая программа для миллионов людей. Чаще всего это нишевые продукты, которые позволяют «застолбить» определенный рынок с тем, чтобы потом расширять свое присутствие на нем, как в случае с самарской компанией «Разумные решения», которая предоставляет комплексные системы отслеживания потоков для логистических компаний. «Разумные решения» получают уже больше 20% выручки от зарубежных контрактов, и в их планах до 2018 года удесятерить свои показатели, в основном как раз за счет внешних рынков.

За оставшиеся до конца года четыре месяца Росэксимбанк рассчитывает выдать кредиты на 51 млрд рублей, из них, как ожидается, 35—40% — именно по программе поддержки высокотехнологичного экспорта.

Наверное, даже более показательно количество контрактов, которые предполагается заключить при поддержке Росэксимбанка, — около ста до конца года. Это означает, что фокус в поддержке экспортеров уже сместился от «крупняка» к компаниям поскромнее.

А к концу 2017 года будут выданы кредиты уже на 317 млрд рублей.
Для этой цели, конечно, потребуется докапитализация банка (особенно учитывая фактически закрывшиеся для нас внешние рынки капитала), и она планируется. «Обозначенная правительством цель — это увеличение экспорта на 6% в год, — говорит Голованов. — Если же говорить о цели глобальной, то доля малых и средних предприятий в экспорте должна сравняться с их долей в ВВП. Сейчас между этими величинами огромный, примерно двукратный разрыв».